ДиДюЛя: Приборную музыку гробят твердые барьеры

Дидюля Приборная музыка – особенный мир. Как стать к нему ближе? И как осознать, о чем то либо другое развлекательное творение, если в нем нет слов? На вопросы Собеседник.ru отвечает самый знаменитый оркестрант РФ – музыкант и лидер похожей компании ДиДюЛя.

Он сообщил нам о дзэн-гитаре, собственном представлении на Олимпиаде и о связи с Шагалом и Малевичем.

— ДиДюЛя, практически, вы один, кто принудил российского слушателя возлюбить музыку «без голоса». Как вы обнаружили границу между узким вкусом и доступностью обширным массам? Имеется ли у вас соперники?

— Перед мною никогда в жизни не стояло такого вопроса – как соблюсти грань между вкусом и массовостью, между поп-музыкой, роком, этникой. Есть один аспект – мне должно импонировать то, что я делаю. Я специально не рассчитываю любовь масс, не выкапываю ключиков. Просто выражаю собственную суть артиста – быть различным. Активным, смирным, ясным, элементарным, трудным, основное, чтобы это было внутренне. Вероятно, как раз это в конечном итоге и цепляет. Есть и прекрасные мелодии, и ослепительное шоу, и удивительная стилистика, и некая потусторонняя энергия музыки без слов. Таким образом открыть собственный особенный секрет не могу. У меня его нет, либо я о нем не понимаю. Нужно, пожалуй, узнать людей.

— Отчего, как вы полагаете, так непросто отечественному созерцателю предпочитать приборную музыку? Из-за нашей любви к лиры, надо сказать?

— Я бы не стал так безапелляционно заявлять, что приборная музыка не пользуется известностью, ее не обожают. Просто нет путей, чтобы достучаться до созерцателя. Маршрут к публики иногда вычисляется десятилетиями. Для радиоканалов и каналов это «неформат», специальных медийных телеканалов нет. У меня за плечами большое количество альбомов, роскошные выступления, которые действительно достойны, чтобы больше людей о них узнало. Однако уклад отечественного мироустройства, барьеры в СМИ, препятствуют многим отличным, профессиональным исполнителям — и приборной музыки и в том числе – выходить к собственной аудитории. Однако я пытаюсь относиться к данному рассудительно – это тестирование временем.

— Имеется ли у вас какие-то проекты по популяризации приборной музыки может, хотите раскрыть школу игры на гитаре? Не было ли у вас воспитанников когда-нибудь? Может, хотите напечатать книжку, раскрыть веб-сайт? Что бы вы порекомендовали тем, кто желает самообразовываться в данном направлении – что выслушать, прочитать, сыграть даже?

— Мне бы весьма желалось вести собственную передачу на радио либо телевидении – об приборной музыке, о гитарной музыке, о собственном миропонимании, музыкантском бэкграунде. Надо рассуждать не в ключе «гуру вещает», а в сомнительном виде. Чтобы 3-4 человека – к примеру, артист, дизайнер и стихотворец – решили, и в формате созидательного умственного соревнования обсуждали резкие темы, и, вполне может быть, формировали какие-то создания по мотивам.
Что же касается школы – это весьма любопытно, однако тут необходимы особые наклонности к педагогике, а у меня их нет. Один вероятный формат – это мастер-классы для артистов, утилитарные советы по звуку, по технике. Однако чтобы это все равно было нескучно, хорошо и не сильно коммерциализировано, принимая во внимание то, что у нас в стране у юных артистов бесполезных денежных средств нет.

Всегда необходима «боковая дорожка», особые интересы, колоритная жизнь, чтобы было, что выражать в музыке в целом. Меня в различное время занимали весьма различные вещи. Эзотерика, магия, потаенные учения – это был этап молодежного максимализма. Затем был этап завещанной йоги, затем внезапно – сооружением, исследовал, как печи строят – это истинное искусство! Потом было огромное ныряние в назначение дзэн-гитары. Об этом есть книжка Филиппа Судо – я ее всем советую, а артистам тем не менее. Для меня это вообще настольная книжка. Она обучила меня, что важен не итог, а процесс. Выслушать можно очень много кого – ну по крайней мере Pink Floyd, либо Марка Нопфлера из Dire Straits. Из приборного жанра мне нравится то, что делает «ОТТА-оркестр» — молодой девичий коллектив, Алексей Архиповский, прекрасный наш музыкант, отличный музыкант Евгений Водка, джазовый артист Роман Мирошниченко.

— Вы очень много сотрудничали с популярными спортсменами – поведайте, как сформировалась данная крепкая зависимость между музыкой и спортом? Занимаетесь ли вы сами чем-нибудь? Глядели ли Олимпиаду – играли ли на этот раз под вашу музыку?

— Я весьма счастлив, что моя музыка помогает спортсменам Елене Слуцкой, Елене Чащиной, Алексею Ягудину, Ксюши Макаровой — одолевать, что дух неунывающей энергии и силы, который я подставляю в собственное творчество, перекинулся в спорт. Ее применяют и в образной гимнастике, и в одновременном плавании, и в скульптурном катании, и в конных шоу. Если законные факторы предусмотрены, то любой человек может применять свою музыку, я ничего не запрещаю. Это высочайшая премия для композитора.

Английская Олимпиада сразила меня не сточки зрения спорта, а с цивилизованной стороны. Оскароносный Дэвид Бойл, ставший режиссером-постановщиком шоу, создал истинное волшебство. Это было по-английски модно, глубоко, с ощущением юмора выполнено. Самое важное исследование, которое я вывел оттуда – как Британия оценивает собственных артистов, как она их подает. 4 миллиона людей глядели Олимпиаду и размышляли, какая Англия знаменитая страна! Лишь из-за одной музыки!

Нам, пока, до статуса «музыкальной державы» весьма далеко. Тем не менее, мои храбрые грезы пишут мне, как на Олимпиаде в Сочи играют заслуживающие отечественные артисты. Если б меня позвали, я бы сделал производительный номер, однозвучный энергии состязаний и парирующий особые пульсации как раз России. В обязательном порядке с жизненным звуком!

— Есть соображение, что ваша музыка вообще владеет «особыми свойствами» — спортсменам помогает одолевать, а определенным людям даже излечиваться от заболеваний. Знали, что данная тема активно обсуждается в обществе специалистов по психологии? Вы находите, что музыка в целом может проявлять такое действие? Чувствовали ли на себе что-нибудь такое?

— Да, бесспорно, я в это весьма доверяю. Формируя ту либо другую композицию, давая частицу себя, собственных сил, состояния здоровья, искусства, я подставляю в музыку установленную мысль. Она сквозит в ней – через наименование композиций, альбомов, через время, когда выходит альбом – это как правило сопряжено с гороскопом. Когда симфония находится в музыке, она не в состоянии просто так уходить. И люди, раскрыв сердце музыке, могут получить от нее весьма очень много энергии. Это признают очень многие специалисты по психологии и психиатры. Я не планировал бы про это очень много рассуждать, однако, разумеется, я хочу, чтобы моя музыка исцеляла, видела, несла негатив и свет слушателям. Не напрасно я представил собственную заключительную платформу «Музыка солнца».

— 2-я колоритная связка вашего творчества – с кинематографом (кинофильм «Кочегар», «Дом дураков») Опять таки, как проходит ваша работа в данном направлении – какие особенности, чем это вам в особенности любопытно? Хотите ли расширение ли данной истории?

— Тут, как и в спорте, от меня не проходит никакой инициативы – на меня сами выходят люди, направив внимание на некоторое мое творение, и потом применяют в роли основной темы, либо закадровой музыки. Были, впрочем, предложения напечатать музыку под готовую картину, даже международные планы… Однако это далеко не мое.

Был эксклюзивный пример с моей композицией «Поезд в Барселону» — она применялась в 5-и российских кинофильмах! При этом любой из киношников понимал, что она не раз применялась и не фоном, а красной нитью! И все равно брали. Это, тем не менее, еще раз доказывает, что приборная музыка полна большого количества резонов и цветов. Вы представляете себе, чтобы «Полковнику никто не пишет» звучала еще где-то, помимо «Брата-2» основной проблемой? А с инструменталом это вероятно – любой замечает собственный мир, собственное кино.

— Вы ощущаете собственную зависимость с украинской культурой? Кто для вас в особенности дорог из ее подвижников?

— Ощущаю. Моя отчизна Беларусь и город Гродно – это весьма любопытное место, там весьма колоритная образная и развлекательная культура, с собственной эксклюзивной историей. Витебск – это вообще кузня отечественного и русского авангарда. Это город Шагала, Малевича, Лисицкого дизайнеров, графиков, новаторов, которые демонстрировали, куда может идти искусство. Артисты из Гродно раскрыли мне мир научной музыки – музыкант Владимир Захаров, Денис Асимович – не так давно отошедший из жизни незрячий музыкант, чьи альбомы я продюсирую, это весьма мощная музыка. После работы с комплексом «Белые росы» мне основательно в душу засела общенародная музыка.

Все эти имена – это история украинской культуры и моего собственного формирования. Разумеется, моя отчизна воздействовала на мое творчество. Композиции «Путь домой», «Легенда» — это все поводы Гродно. Находятся размеренные, мелодично-протяжные интонации государственной украинской музыки, ее расположения духа ясного минора. Там есть опечаль, однако она скупая, не темная.

— В начале сентября выйдет ваш свежий альбом. Какие темы стали воодушевлением для него?

— Странствия. Альбом именуется «Орнаментальный», и в процессе работы над ним я применял собственные ощущения от поездок по миру – а их было много. Получалось временами купить государственные приборы – на альбоме звучит итальянская бузука, к примеру. Сказались и испанские, и сербско-балканские расположения духа. На альбоме будет и шаловливая игровая вещь, и музыкальный подарок для слушателей, который я пока не буду открывать. Послушаете – осмыслите! Так или иначе пластина вышла солнечная и колоритная, резкая и оживленная по звуку. Под нее прекрасно жить, прекрасно грезить, а запасть в депрессию у вас с данной музыкой не выйдет!

— У нас в РФ большое внимание приковано к теме артистов и их социальной позиции. Выражать либо не выражать? Либо музыка – это совершенно иные сферы, и к неприятностям сообщества она отношения не обязана иметь?

— У большинства по-всякому, мы все свободные люди и разрешаем сами. Я к данному хорошо отношусь. Лично я могу сказать любую собственную идея, в данном резоне я совершенно раскрыт. Единственная, наверное, запрещенная территория собственная жизнь.

— Какие обозримые созидательные проекты – когда ждать крупных шоу, рассчитан ли гастрольный экскурсионный тур?

— Проекты у меня элементарные – быть жизненным, быть искренним, неподдельным, презентовать посетителям чувства, позитивную энергию, производить свежие альбомы, готовится к турам. В настоящее время обновляется реклама на моем формальном веб-сайте, смотрите за вестями! И разумеется – я всех с нетерпением жду на выступлении 14 октября в Б2!

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий