Дворянин В ШАЛАШЕ

перл,харбор Не осознаю, как мы здесь уцелели, в домах из обитой толем фанеры. Когда мы уходили отсюда в 40 5-ом, я заявила себе, что больше сюда не возвращусь

После нападения на Перл-Харбор 7 января 1941 года США была испугана. На тихоокеанском побережье боялись посадки японского десанта. В январе 1942 года вице-президент Рузвельт подписал «исполнительный указ 9066», позволяющий штатским и военнослужащим силам формировать особые зоны в 3-х береговых штатах – Калифорнии, Орегоне и Вашингтоне – и решать, кому разрешается в них располагаться. Впрочем в указе не носила название точная народная команда, сначала в этих зонах был введен комендантский час для нерезидентов и лиц японского возникновения.

Однако в апреле были посланы повестки, обязывавшие североамериканских японцев в еженедельный период прийти в накопительные центры, имея с собой только то, что они могут утащить.

Велеть жителям США набраться с вещами было как-нибудь не прилично. «Эвакуируемые», как они указывались в формальных бумагах, были обязаны закрывать бизнесы, забивать дома и продавать имущество в поспешной попытке вместить в пару чемоданов всю прошлую жизнь. «Родителям заявили, что нас посылают вглубь страны для нашей же безопасности: антияпонские расположения духа были на росте. Я вспоминаю, как мой велик, ревность всего квартала, был реализован за какую-то ерунду», – говорит Фарш Сакатани (в шуточку мальчики старше как-нибудь подержали его над огнем, и кличка стала названием).

Депортация велась под поводом «военной необходимости»: в североамериканских японцах думали 5-ю колонну. Общее неимение актов саботажа расценивалось как лукавство вероятных диверсантов, выжидавших для потрясения самый внезапный момент.

Изумительно, что Высший трибунал не опротестовал неконституционность указа № 9066, а посчитал легальным стеснение штатских свобод какой-то народной компании, продиктованное «насущной социальной необходимостью». Не менее изумительно, с какой покорностью североамериканские жители страны восходящего солнца, две третьих которых были жителями США, выросшими не при революционной диктатуре, а в демократической стране, покорились подобному невообразимому несоблюдению собственных прав человека.

Они не нарушали законопроект и не были судимы, однако попали в «лагерь для переваленных лиц», который могли оставить, если подтверждали администрации стана, что подыскали место для жизни и работы за пределами спецзон Восточного берега. «Не нужно иллюзий, это был концентрационный стан. Иного наименования рядам домов за колющейся проволокой с автоматчиками на вышках нет, будь то Аушвиц, ГУЛАГ либо Харт-Маунтэн в штате Вайоминг.

Пока около 120 миллионов североамериканских японцев содержали на стадионах и ипподромах, в 10-ти таборах в глубине страны стучали молотки. Отыскать место для расселения такого числа противников было трудно. Мэр такого же Вайоминга сообщил: «Если в мой штат доставят японцев, то они будут слоняться на любом дереве». Однако здесь заголосили региональные крестьяне, которым необходима была рабочая мощь в боевое время, и за 60 суток в чистом поле сбили 465 домов. По 6 комнат в любом, 6 х 5 м, 6 х 6 м и 6 х 7 м, куда поселяли исходя из объемов семьи.

Трапезная, сауна и туалет – в автономном доме, что было в особенности неловко в прохладные зимы. В таборе были госпиталь, почта, трибунал, пожарная команда, школа, газета и кинозал. Затем вышел даже малый зоопарк из животных и змей, задержанных детьми, однако отвергнутых их опекунами.

Вчера на этом месте пропащих судеб объединили памятный музей, который незначительно отображает тот страх, который делался в таборах в дни 2-й мировой.

 

Читайте общую версию публикации, в которой вы сможете найти большое количество панических историй и такую горькую, однако истину, которую все намного реже встречаешь  в нашем мире,  в «Maxim» нана ej.ua. Ищите нас на Фейсбук в Твиттер и ВКонтакте.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий